Глобальная Инициатива для Устойчивого Развития Территориальных образований
Global Initiative for Sustainable Development of Territorial Entities - Глобальная Инициатива для Устойчивого Развития Территориальных образований стимулирует устойчивое развитие Территорий в инновационной, технологической, экономической, социальной и других областях, создает Глобальную Губернаторскую Платформу для обмена инновационными практиками развития и управления территориальными образованиями, в целях взаимного развития и достижения Целей Устойчивого Развития ООН. Организация Объединенных Наций признала в 2021 году Глобальную Инициативу для Устойчивого Развития Территориальных образований передовой мировой практикой для достижения Целей Устойчивого Развития #SDGAction33410

Сладкий вкус «горькой полыни»: история казахстанки, которая вернулась домой из Сирии

0 49

В лагере Аль-Хол в Сирии в ужасающих условиях проживают более 60 тысяч внутренних переселенцев, в основном — женщины и дети.

ООН неоднократно обращалась к главам 57 стран мира с просьбой вернуть своих граждан, которые до сих пор находятся в невыносимых условиях в лагере для перемещенных лиц «Аль-Холь».  По данным экспертов, в этом и других сирийских лагерях содержатся около 65 тысяч человек. Многие из них, женщины и дети, – члены семей бывших боевиков ИГИЛ. Казахстанские власти вывезли за последние три года более 600 своих граждан. 

Бесплатный сыр бывает только в мышеловке

«Нам говорили, что Сирия – это Шам, священная земля. И, если мы погибнем там в бою, то сразу же попадем в рай и станем шахидами. Мы все были тогда на эмоциях, и нас, единомышленников из Казахстана, было много – 150 человек, которые поехали тогда в 2014 году в эту страну», – вспоминает 32-летняя Асель Е. В интервью Службе новостей ООН она рассказала о том, что заставило ее, беременную, вместе с мужем и малолетним сыном покинуть родину и уехать за призрачным счастьем в далекую незнакомую страну. 

Сладкий вкус «горькой полыни»: история казахстанки, которая вернулась домой из Сирии

В общей сложности Асель прожила в Сирии около пяти лет.

Чуть позже она призналась, что они были одержимы не только идеей священного братства, но и вполне корыстными целями. «Нас привлекало то, что никто не будет работать на “священной земле”, что деньги, то есть пособия, будут выдавать ежемесячно. А дома и имущество из “освобожденных” городов и поселков будут нашими», – сказала она, но потом, словно спохватившись, добавила: «Но все это притягивало в основном мужчин».

Нас привлекало то, что никто не будет работать на “священной земле”, что деньги, то есть пособия, будут выдавать ежемесячно

Асель выросла в «среднестатистической» казахской семье на севере Казахстана, где религиозные влияние не было столь сильным, как на юге. После окончания колледжа транспорта и коммуникаций, она приехала в столицу. Там, в 2013 году незаметно для себя приобщилась к исламу. Сначала ей понравилось, как красиво смотрятся на ней платки и хиджаб, затем она вышла замуж за парня, который относился к «бородачам» и «короткоштанникам» (внешние атрибуты, свидетельствующие о приверженности к определенному течению ислама – прим. ред). Выйдя замуж за «истинного мусульманина», женщина старалась стать для него благонравной женой. Муж и убедил ее в необходимости «хиджры» (переселения) в Сирию.

Следуя заповеди о том, что жена должна следовать за мужем, в 2014 году Асель вместе с ним через территорию Беларуси и Турции добралась до Сирии. По ее словам, вначале все было хорошо. Но «обещанный рай» оказался недолгим. Как только начались военные действия и те города, где они жили, оказались в осаде, с продуктами стало сложнее. Запасы, как денежные, так и продуктовые, быстро иссякли. Женщина с ужасом вспоминает, в каких антисанитарных условиях ей пришлось рожать в Сирии своего второго сына. 

В общей сложности Асель прожила в Сирии около пяти лет, перебираясь с мужем с одного места на другое. При этом он успел, как «истинный мусульманин» взять в жены еще двух женщин из Казахстана, которые тоже родили ему детей. 

Читайте также:

Страны Центральной Азии рассказали о том, как возвращают из Ирака и Сирии своих граждан, подозреваемых в терроризме

Но однажды, по словам женщины, муж не вернулся домой – в здание, где он работал на линии по сборке раций, попала бомба. Оставшись вдовой, Асель вместе с детьми решила вернуться на родину. «Народный телефон» донес до нее весть о том, что правительство Казахстана организует прямые рейсы по отправке желающих вернуться домой. Ее и других запугивали тем, что вернувшихся могут посадить в тюрьму, но молодая женщина поняла, что, оставшись здесь, они могут погибнуть. А если и выживут, то существовать придется в адских условиях. 

Сладкий вкус «горькой полыни»: история казахстанки, которая вернулась домой из Сирии

Большую часть жителей лагеря Аль-Хол в Сирии составляют женщины и дети.

Вместе с другими женщинами из Дагестана, Турции и даже из стран Европы, на перекладных, с большим риском для жизни, Асель добралась до лагеря беженцев «Аль-Холь». И уже отсюда она смогла вернуться с детьми на родину в рамках второй по счету спецоперации казахстанских властей «Жусан». 

«Жусан» — запах родины
 

Как считает Асель, ей еще очень повезло, что в лагере для беженцев «Аль-Холь» она прожила всего лишь два месяца. Этих 60-ти дней и предыдущих пяти лет, полных скитаний и лишений, ей хватило, чтобы понять, в какое пекло она попала, подвергнув опасности не только себя, но и своих сыновей. 

«Туган жер – есть туган жер (в переводе с казахского «родная земля»)! Это я осознала, когда наконец-то смогла вернуться домой. Там, в Сирии, я поняла, что в чужой стране мы были и оставались чужими!», – призналась собеседница. 

Операция по возвращению казахстанских граждан из зоны боевых действий в Сирии получила название «Жусан», что в переводе с казахского означает «горькая полынь», запах которой для многих казахстанцев ассоциируется с родиной. 

Там, в Сирии, я поняла, что в чужой стране мы были и оставались чужими!

В книге, которая посвящена деятельности Комитета национальной безопасности за 30 лет независимости Казахстана и которая готовится сейчас к изданию, есть глава, посвященная операции «Жусан». В ней приводятся воспоминания офицера спецподразделения, который участвовал в поиске граждан страны в лагерях беженцев в Сирии и Ираке, большинство которых составляли женщины и дети: «Не было еды, воды, не говоря уже о других вещах. Дети пили воду из луж, еда состоялась из отрубей и той же воды… Я стал свидетелем рождения ребенка одной из наших соотечественниц. В моем восприятии это выглядело как избавление от ненужной ноши, после рождения дитя было выброшено на землю и в первые минуты было вынуждено бороться за жизнь. Увидев происходящее, офицеры принялись ухаживать за ребенком, что не вызвало никаких эмоций у матери. В этот момент я понял, что никакие ценности – религиозные или социальные – не имели значения для женщины, которая хотела лишь выжить».

В этом году исполняется три года с момента начала операции «Жусан». По данным Комитета национальной безопасности Республики Казахстан, всего за это время было осуществлено шесть этапов этой операции, благодаря которой с 2019 года на родину было возвращено 607 человек: 37 мужчин, 157 женщин и 413 детей, из которых 34 – сироты. Из числа вернувшихся 31 мужчина и 18 женщин осуждены за участие в деятельности ИГИЛ. 

Казахстанская операция «Жусан» была высоко оценена многими международными организациями. Положительный опыт Казахстана заинтересовал партнеров из спецслужб Австрии, Азербайджана, Германии, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Украины, Франции и даже Мальдивской республики. В 2018-2020 годах итоги операции с участием реабилитированных женщин были представлены на площадках ООН, ОБСЕ и Европарламента.

Реабилитация 

Конечным пунктом прямых рейсов операции «Жусан» из Сирии был казахстанский город Актау на берегу Каспийского моря. Всех женщин и детей размещали здесь в реабилитационном центре, где в течение месяца их готовили к мирной жизни в стране. После медицинского осмотра с ними работали психологи, теологи и религиоведы. Дети посещали временные школы и детские сады, где с ними занимались педагоги и воспитатели. После завершения карантина всех женщин и детей отправляли к родственникам в родные города. 

Сейчас Асель счастлива, что находится в мирном родном городе. Она встретила новую любовь и вышла замуж. Радуется успехам своих сыновей, старшему из которых восемь, а младшему пять лет. «А вот родители моего первого мужа продолжают верить и ждать, что их сын когда-нибудь вернется», – с грустью сказала Асель на прощание.

Причины радикализации молодежи 

Директор реабилитационного центра «Акниет» Алим Шауметов в интервью Службе новостей рассказал о причинах массового отъезда в Сирию молодых казахстанцев в 2013-2014 годах. Первая – это религиозная неграмотность молодежи, которая, по его словам, сделала молодых людей беззащитными перед проповедниками экстремистской религиозной идеологии. 

«Нашим молодым людям нечего было противопоставить очень грамотной работе проповедников-вербовщиков. Религиозная экстремистская идеология представляет собой совместный труд политтехнологов, психологов и теологов, которые насаждали ее в умы молодежи, после чего те готовы были отдать жизнь за чужие идеи», – сказал Алим Шауметов. 

Во-вторых, по словам теолога, в первые годы независимости Казахстана был принят закон о свободе вероисповедания и религиозных объединений. «Были открыты границы, молодые люди уезжали за границу в религиозные заведения и попадали в руки лжепроповедников. А вернувшись на родину, они уже тут распространяли опасную идеологию», – добавил Шауметов.

Третья причина, как ни парадоксально, – это достижение XXI века, Всемирная паутина. Именно в интернете молодежь искала ответы на свои вопросы и решения проблем, с которыми ей приходилось сталкиваться в жизни, и через религиозные сайты и соцсети шел процесс «саморадикализации». 

«Поэтому и произошел массовый выезд наших молодых людей в Сирию и Ирак, отчего они оказались на чужой войне. С теми, кто отбывает свой срок в исправительных учреждениях, сотрудники «Акниет» проводят разъяснительную работу. 95 процентов из них отказались от радикальной идеологии, некоторые вернулись к светской жизни, другие приняли традиционный ислам. Наша работа продолжается», – резюмировал Алим Шауметов.

Поддержка ООН 

Возвращение граждан, которые добровольно отправились в зоны конфликта, чтобы примкнуть к экстремистам и террористам, – крайне сложный процесс, в ходе которого власти всех заинтересованных стран при поддержке ООН ищут «золотую середину» между безопасностью населения, правами человека и просто человеческим состраданием. 

ООН оказывает странам, ставшим первопроходцами на этом «минном поле», всестороннюю поддержку. В Региональном центре ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии разработали глобальную программу по проверке личности предполагаемых иностранных наемников – как вернувшихся, так и готовящихся к возвращению, их уголовному преследованию в случае выявления вины, а также реабилитации и интеграции в общество. Учреждения ООН, включая Контртеррористическое управление, также напрямую оказывают казахстанским тюрьмам поддержку в работе с заключенными из числа экстремистов. 

Пожертвование на уставную деятельность и развитие Глобальных Инициатив

Организация Объединенных Наций признала в 2021 году Глобальную Инициативу для Устойчивого Развития Территориальных образований передовой мировой практикой для достижения Целей Устойчивого Развития #SDGAction33410:
https://sdgs.un.org/partnerships/global-initiative-sustainable-development-territorial-entities
​Глобальная Премия «Ангел Устойчивого Развития» #SDGAction40297:
https://sdgs.un.org/partnerships/angel-sustainable-development-global-awards СОВМЕСТНО С ВАМИ И ПРИ ВАШЕЙ ПОДДЕРЖКЕ МЫ ВНЕСЁМ БОЛЕЕ ОЩУТИМЫЙ ВКЛАД В ДОСТИЖЕНИЕ ЦЕЛЕЙ УСТОЙЧИВОГО РАЗВИТИЯ